Главная О республиканстве История республиканства Республиканский Суд Присяжных Заседателей. Теория вопроса (обновляется)

Main Menu


Warning: Parameter 1 to modMainMenuHelper::buildXML() expected to be a reference, value given in /home/respub/public_html/libraries/joomla/cache/handler/callback.php on line 99

Ты не один!

Вход на сайт



Designed by:
Республиканский Суд Присяжных Заседателей. Теория вопроса (обновляется) PDF Печать E-mail
Автор: Iron   
08.06.2016 14:04
Процесс в суде присяжных Римской Республики
Одним из свойств римского уголовного процесса было то, что обвинение по любому делу должно исходить только от римского полноправного гражданина, а не от должностного лица, – обвинение было частным. Для начала судопроизводства требовалось, чтобы римский гражданин как частное лицо и в частном порядке предъявил перед судом обвинение другому римскому гражданину.
Для таких порядков, несомненно повышавших чувство гражданской ответственности за происходившее в республике (считающейся общим делом публики и ей-же статусно принадлежащей) разумеется, требовались от полноправного гражданина и немалые юридические знания, и личное гражданское мужество – особенно, когда речь шла об обвинениях по адресу бывших магистратов или лиц, известных бандитизмом и насилиями. Выдвижение обвинения открывало процесс. Обвинителей могло быть и несколько, тогда выборный магистрат, председательствующий в суде (как правило магистраты избирались на комициях сроком на один календарный год) своей властью определял одного главного. (На картине вверху суд проводит претор-руководитель провинции) На предварительной стадии затем следовали вопросы обвиняемому. Если он отвечал молчанием, это расценивалось как признание обвинения. Обвинение вписывалось в судебный протокол, и назначался день судоговорения перед присяжными – обычно 10-й, 50-й или 100-й после подачи обвинения. До этого еще можно было отказаться от своего обвинения. Хотя за отказ уже против самого обвинителя могло быть выдвинуто серьезное в Риме обвинение в клевете (злостных клеветников клеймили на лбу) или в негражданском поведении. Обвиняемый, как правило, ждал дня суда на свободе. Только отцеубийц и отравителей сажали в тюрьму в качестве превентивной меры. Обвиняемый, не дожидаясь суда, мог скрыться – это считалось равнозначным признанию обвинения и влекло осуждение к «запрещению огня и воды», а также конфискацию имуществ. К тем же последствиям вела и просто неявка на процесс. Если суд не принимал за уважительные причины отсутствия, то выносился заочный приговор. Обвинение должно быть строго конкретным и единичным, не допускалось объединять обвинения (например, в убийстве и в подделке завещания убитого). Единожды отвергнутое обвинение или снятое не могло быть повторено никогда более. На суде обвиняемому полагалось быть одетым в траурное. Ему (как и обвинителю) могли помогать защитники из граждан, а также патрон (по отношению к которому он соответственно был клиент). Судей определяли жребием, затем стороны согласовывали все кандидатуры; по закону Ватиния (57 г. до н. э.) можно было отвести даже всех судей. По каждому делу судьи всякий раз заново произносили клятву в верности правосудию. Количество судей от начальной к конечной стадии процесса, как правило, сокращалось: начинали слушать дело, например, 350 судей, речи сторон слушали уже 81 судья, голосование по обвинению проводили 51. Порядок судоговорения был своеобразным: после заслушивания обвинения происходил обмен речами сторон, а затем, при необходимости, производилось испытание доказательств (представление документов, заслушивание свидетелей и т. п.). Основными доказательствами считались показания свидетелей (необязательно очевидцев преступления, но вообще любого, кто имел какие-то сведения о нем). Одним из важнейших правил считалось то, что «показания одного – не свидетельство»; но точных узаконений, сколько нужно свидетелей, не было. По обвинениям в измене Республике показания могли давать и женщины, и рабы. Рабы давали показания только под пыткой (в обеспечение интересов римского гражданина); если они давали показания против своего господина, то после процесса считались свободными. При императоре Августе , уничтожившем Республику и раздавившем гражданское сообщество впервые был подвергнут пытке при даче показаний римский гражданин. Документы (официальные акты, письма) должны были представляться не позднее трех дней до судоговорения – обязательно в подлинниках (копии допускались только для финансовых документов провинций). Основное место в судоговорении занимал обмен судебными речами. Речей и со стороны обвинителя, и со стороны обвиняемого могло быть несколько – как правило, по четыре, но бывало и до 12-ти. Позднее вошло в правило («Чтобы была выслушана и вторая сторона»), что обвиняемому предоставляется время на 1/4 большее, чем обвинителю; стороны должны быть поставлены в равное положение. Эти два правила, введенные судом присяжных, стали классическими для уголовной юстиции. Время произнесения речей измерялось по водяным часам – клепсидрам. После испытания доказательств наступало время решения. Решение выносилось присяжными по большинству голосов. С 139 г. до н. э. по закону Габиния были введены бюллетени для тайного голосования в комициях-собраниях для избрания республиканских магистратов-управленцев в комициях, с 137 г. принятые и в судах. При обвинениях в государственных преступлениях голосование всегда оставалось открытым (поднятием рук). При диктатуре (экстраординарная магистратура) Суллы в поздне республиканский период было установлено, что вид голосования определяется по соглашению сторон. Подсчет голосов проводился обязательно гласно, равенство истолковывалось в пользу обвиняемого. Вообще присяжные могли вынести троякий вердикт: «оправдан», «обвинен» и «дело не выяснено»; последнее также снимало обвинение, но как бы оставляло в подозрении. После завершения судоговорения, но до объявления приговора могла быть объявлена отсрочка – в это время обвиняемый еще мог скрыться из города, хотя и признав себя тем самым виновным. После вынесения приговора наказание тотчас приводилось в исполнение. От немедленного наказания освобождались только беременные женщины. При осуждении на смертную казнь могла быть предоставлена отсрочка в 10 дней: предполагалось, что за эти дни гражданин сам покончит с собой, что снимет хотя бы частично позор с фамилии.
Обновлено 08.06.2016 14:12
 

Не молчи!

Расскажи всем!

Опросы

Что Вам ближе по убеждениям и по жизни?