ЦИЦЕРОН Печать
Автор: Iron   
28.07.2009 15:00

КАРНЕАД ЦИЦЕРОН МАРК ТУЛЛИЙ

Родился 03.01.106г.---Умер 07.12.43 г.

Я буду творить, ничего не утверждая.

Я не буду говорить ничего определенного.

Если наши соображения правдоподобны, не следует стремиться к большему.

Те, кто хотят узнать, что мы думаем о всякой вещи, более любопытны, чем нужно.

 

ЖИЗНЬ

Древнегреческий философ, оратор, политический деятель.

Цицерон от <цицеро>, или, в другой транскрипции, <кикеро> <горох>.

Происходил из богатого римского сословия всадников.

Учился в местечке Арпинуме близ Каюты (современная Гаэта).

Продолжил обучение в Риме, изучал греческий язык и, по тем временам, получил отличное образование.

В совершенстве владел ораторским искусством и мастерством. Изучал красноречие в Афинах, Малой Азии и на острове Родос

В 64 63 гг. до н.э. был консулом, красноречиво выступая против нового претендента в тираны Катилины. Четыре его речи этого периода золотой фонд ораторского речения.

За раскрытие заговора Катилины и организацию борьбы против заговорщиков получил от сограждан почетный титул <защитника отечества>.

Цицерон был равнодушен к наживе, хотя и имел прирожденную слабость к почестям.

К философским занятиям Цицерона побудила душевная скорбь вследствие великого и тяжкого удара судьбы, когда неожиданно умерла его любимая дочь Туллия.

Активная политическая борьба, злой рок и очевидная неискушенность Цицерона в сложных многоходовых политических интригах привели его к трагической гибели. Организовал убийство внучатый племянник Юлия Цезаря Антоний, который в Риме пригвоздил голову Цицерона в том месте, откуда Цицерон произносил свои пламенные речи, таким образом расчищали путь для тирана Цезаря...

Из литературного наследства Цицерона сохранилось 58 речей,19 трактатов по ораторскому искусству, политике и философии, а также свыше 800 писем:

< Тускуланские беседы>/Тускула - пригородное местечко в 20 км от Рима, где находилась вилла Цицерона. // Этот трактат Цицерона состоит из пяти книг:

<О презрении к смерти>.

<О перенесении боли>.

<Об утешении печали>.

<Об остальных душевных волнениях>.

<О добродетели>.

Именно в <Тускуланских беседах> Цицерон формулирует свое знаменитое исповедальное мнение:

<Много ли найдется философов, которые бы так вели себя, таковы были нравом и жизнью, как того требует разум? Для которых их учение - это закон их жизни, а не только знания, выставляемые напоказ?>

<Парадоксы>;

<Академические вопросы>;

<О дружбе>;

<О высшем благе и высшем зле>;

<О границах добра и зла>;

<О дивинации>;

<Катан Старший, или О старости>;

<О законах>;

<О философии академии>:

<О гадании>;

<О <Федоне> Платона>;

<Лелий>.

Речи Цицерона:

<Речь в защиту Архия>, <Речь против Верреса>, <Речь в защиту Планка>, <Речь в защиту Клуенция>, <Речь в защиту Квинта Лигария>, <Речь в защиту Мурены>, <Речь в защиту Секста Росция>, <Речь в защиту царя Дейотара>, <Речь после возвращения>.

Письма Цицерона:

<Письмо к Марку Бруту>, <Письма к Аттику>. <Письма к Квинту>, письма к близким и др.

На старости лет Цицерон стал проникаться презрением к науке.

^ Цицерон обладал талантом меткого и точного слова.

Туллия, дочь его, ходила очень быстро: зять же его, Пизон, напротив, шагал очень медленно. Однажды Цицерон в присутствии дочери сказал зятю: <Пизон, ходи как мужчина.> Одним словечком он дал понять обоим их недостатки.

До XIV века письма Цицерона были неизвестны. Их совершенно случайно в библиотеке города Верона обнаружил Итальянский гуманист и философ Франческо Петрарка (1304 1374).

Это было ошеломляющее открытие, взволновавшее весь интеллектуальный мир. Сказалось оно и на Петрарке, который был и взволнован, и вместе с тем несколько удивлен в своем почитании Цицерона. Видел его теперь иначе, вблизи, прямо перед собою, и даже еще ближе читал в его открытой душе. Никто из современников Петрарки не знал такого Цицерона. Памятник сошел с пьедестала и предстал в обычных человеческих пропорциях. Петрарка был задет за живое. Труднее всего прощать слабости, которые сродни нашим собственным. В письмах Цицерона Петрарка обнаружил ту же изменчивость духа, те же колебания, опасения, страхи и ту же раздражительность, суетность, которые были свойственны ему самому. Он был возмущен и написал письмо великой тени.

<Франческо Петрарка приветствует Марка Туллия Цицерона.

Цицерон, видя, что Цезарь почесывал голову лишь кончиком пальца, что он уделял много внимания прическе, стрижке и тщательной укладке волос, пришел к выводу, что он не способен посягнуть на свободу республики. Сделав такое предположение, Цицерон обманулся.

Цицерону принадлежит авторство в понятии прогресса [progressio <восхождение>.)

3.УЧЕНИЕ

Решил я ради самой республики изложить нашим людям философию, ибо я полагал, что важно и для украшения, и для славы нашего государства, чтобы столь важные и славные вещи были изложены также и на латинском языке. И ничуть я не жалею о затраченном труде, потому что вижу, что мой пример возбудил во многих желание не только изучать, но и самим писать о философии. Ведь очень многие римляне, изучившие греческие науки, не могли передать усвоенные ими знания своим согражданам но той именно причине, что неверили, будто воспринятое ими от греков можно изложить на латинском языке. Я же в этой области, как мне кажется, настолько продвинулся, что не уступлю грекам даже в богатстве слов.

Сила философии: излечивать души, отсеивать пустые заботы, избавлять от страстей, отгонять страхи.

Нет ничего превосходнее разума.

Никому я рабски не подчинялся, никому не следую. Во многом я верю суждениям великих людей, кое же в чем полагаюсь и на свое суждение.

Лучшая философия: все оспаривать и ни о чем не высказывать определенного мнения.

Природа не дала нам познания предела вещей.

Философствовать это приуготовлять себя к смерти.

Мудро поступают философы, которые воздерживаются выражать одобрение вещам сомнительным.

Время уничтожает ложные мнения, а суждения природы подтверждает.

Наука об исцелении души есть философия, но помощь ее приходит не извне, как помощь против телесных болезней, нет, мы сами должны пустить в дело все силы и средства, чтобы исцелить себя самим.

Не знаю, чем это объяснить, но, пока я читаю <Федон> Платона, я соглашаюсь; а стоит мне только отложить книгу в сторону и самому начать размышлять о бессмертии души, согласие мое исчезает без остатка.

Если душа - это сердце или кровь, или мозг, тогда, конечно, она тело и погибнет вместе с остальным телом; если душа - это дух, то он развеется; если огонь - погаснет.

То, что боги существуют, - это я не буду оспаривать, но буду оспаривать любые доказательства.

Все, что делается согласно природе, должно считаться хорошим.

Сам же человек рожден, чтобы созерцать мир, размышлять и действовать в соответствии с этим. Он никоим образом не совершенен, он какая-то частичка совершенного.

Я признаю, что не от нас зависит родиться с острым умом или тупым, сильным или слабым. Но тот, кто из этого делает вывод, что не в нашей воле даже сидеть или гулять, тот не видит, что за чем следует.

Подобно тому, как мы пользуемся частями своего тела до того, как узнаем, ради какой пользы мы обладаем ими, так и между собой мы природой связаны и объединены для создания гражданского общежития. Если бы дело обстояло иначе, то не было бы места ни для справедливости, ни для доброты.

Мы рождены для высокой и великой цели. Об этом можно судить не только по тем частям духа, в которых находится память о бесчисленных вещах. В нас поразительная находится способность предугадывания следствий, не намного отличающаяся от божественного предвидения, находится умеряющий вожделение стыд, находится верная, во благо человеческого общества, охрана справедливости, находится крепкое и стойкое презрение к боли и смерти в непрерывных подвигах и надвигающихся опасностях. Это - все духовные преимущества. Но посмотри также на самые органы чувства: они покажутся тебе, подобно остальным частям тела, не только спутниками, но и служителями добродетелей. Если уже многое находящееся в самом теле, как сила, здоровье, проворство красота, надо поставить выше наслаждения, то как же расценить способности души? В них ученейшие древние видели присутствие чего-то небесного и божественного.

Цицерон <Против академиков>:

<Вы утверждаете, что диалектика была изобретена как некий судья между истинным и ложным? Истинным и ложным в чем? И в какой области? Уж не решит ли диалектик, что именно истинно и ложно в геометрии? Или в литературе? Или в музыке? Но он в этом ничего не смыслит. Следовательно, в философии? Какова величина Солнца? Но какое он имеет к этому отношение? Или что есть высшее благо? Но чем он обладает, ч то позволило бы ему об этом судить? Так о чем же он будет судить? Какая связь и какое различие было бы верным? Какое высказывание можно считать двусмысленным? Что соответствует каждой вещи? И что противоречит ей? Если диалектика судит об этом и подобных этим вопросах, то она судит о себе самой.

Крылатые изречения Цицерона

Вероятностные знания - вот предел человеческого разумения.

Каждому свойственно заблуждаться, но упорствует в заблуждениях только неразумный.

Всякому свое.

Друзья познаются в беде.

Бумага все стерпит./Первоисточником этого выражения являются <Письма>Цицерона, где встречается фраза <Письмо не краснеет>. /

Где хорошо, там и отечество.

/Чаще всего цитируется в латинской форме <Ubi bene ibi patria>, принадлежащей Цицерону. Но есть и другое мнение, что первоисточник данного афоризма - комедия греческого драматурга V--IV вв. до н. э. Аристофана <Плутус>./

Благо народа - высший закон.

Наибольшее бесправие там, где царит только буква закона./Дословно, в латинской форме <Summum jus – summa in juria>, выражение находится в одной из речей Цицерона, произнесенной в 44 г. до н. э.

Что же касается переводов, то варианты могут быть и иные:

<Высшее право высшая неправда> или

<Высшее право высшая несправедливость>, f)/

Голоса взвешивают, а не считают.

Что посеешь, то и пожнешь.

Когда говорит оружие, законы молкнут.

Говорить умолчанием.

Кому это выгодно?

О, времена! О, нравы!

Жизнь коротка, но слава может быть вечной.

Каков человек, такова и его речь.

Красноречие это свет, который придает блеск уму.

Правительство есть говорящий закон, а закон немое правительство.

Недостаточно овладеть мудростью, нужно также уметь пользоваться ею.

Приятно вспоминать невзгоды, если они миновали.

Одни противоположности рождают другие.

Привычка - вторая натура.

Труд притупляет боль.

Думы

Я не в состоянии забыть того, о чем желал бы не помнить.

Свидетелем нашим является бог, то есть наша совесть.

Бог наделил нас не знанием вещей, а умением пользоваться ими.

Не следует доискиваться, какой вид имеет душа.

Наши души долговечны, но не бессмертны.

Трудности, доставляющие славу, переносятся с легкостью.

Ничто так не вредит, как возлагаемые надежды.

Сам предмет подсказывает слова.

Ненавижу мудреца, который не мудр для себя.

Желающим научиться препятствует авторитет тех, кто учит.

Ибо и глаза у нас также ученые.

Всякому подобает то, что больше ему свойственно.

Мы довольствуемо! призраками.

Мудрому надлежит сдерживать порывы приязни.

Не быть жадным уже богатство.

Люди хвалят то, чему в состоянии подражать.

Жизнью управляет не мудрость, но судьба.

Ложное... близко соседствует с истиной.

Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными.

А наши философы^ Сочиняя книги о презрении к смерти, ни один не забывает надписать на них свое имя.

Размеры состояния эпределяются не величиной доходов, а привычками и образом жизни.

Лучше признаться, гго ты не знаешь того, чего не знаешь, чем болтать какой-нибудь тошнотворный вздор и самому себе быть противным!

Когда ты уже не тог, чем был, у тебя нет причин быть привязанным к жизни.

D Несправедливость бывает двух видов: одна со стороны тех, кто совершает ее, другая со стороны тех, кто, хотя и может, не отводит противозаконие от тех, по отношении к кому его совершают.

Право же, какую можно высказать еще нелепость, которая бы уже не была высказана кем-нибудь из философов!

Вещь непостыдная становится постыдной, когда ее прославляет толпа.

Честью называется то, что признает славным молва.

Наиболее трудная часть - вступление./Цицерон говорит об этом во вступлении к своему переводуплатоновского диалога <Тимеи>./

Чем человек изворотливее, тем больше в нем ненависти и подозрительности.

Ничто так не ценится народом, как доброта.

Если мы не бессмертны, то человеку весьма желательно своевременное угасание его жизни. Ибо природа устроила жизнь, как и все другие явления, так, чтобы в старости жизнь приходила к своему завершению, как театральный спектакль, причем мы должны избегать утомления и тем более пресыщения.

Если есть что-либо почтенное, то это цельность всей жизни.


Цицерон был убежденным сторонником сохранения и укрепления «сенатской республики», основанной на «заветах предков». Свои основные труды он назвал «О республике» (De re publica; чаще переводится «О государстве») и «О законах»; оба произведения написаны в форме диалогов.
Государство есть достояние народа, а народ не любое соединение людей, собранных вместе каким бы то ни было образом, а соединение многих людей, связанных между собою согласием в вопросах права и общностью интересов.

Главными достоинствами определения понятия «государство» являются:
Народ — это особая общность людей;
Народ рассматривается как духовная и социальная общность людей, соединенных едиными представлениями о праве и общими интересами;
Право рассматривается как основа объединения народа, «достоянием» которого является государство.


Цицерон пишет о смешанном государственном устройстве как о наиболее стабильном и прочном, так как монархия, аристократия и республика легко трансформируются в свои извращенные противоположности. Прочность государства также зависит и от незыблемости законов. «Закон есть решение, отличающее справедливое от несправедливого и выраженное в соответствии с древнейшим началом всего сущего — природой, с которой сообразуются человеческие законы, дурных людей карающие казнью и защищающие и оберегающие честных». Справедливость Цицерон определял как отсутствие несправедливости.

 

ЦИЦЕРОН

Оратор римский говорил

Средь бурь гражданских и тревоги:

«Я поздно встал — и на дороге

Застигнут ночью Рима был!»

Так!.. Но, прощаясь с римской славой,

С Капитолийской высоты

Во всем величье видел ты

Закат звезды ее кровавый!..


Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые!

Его призвали всеблагие

Как собеседника на пир.

Он их высоких зрелищ зритель,

Он в их совет допущен был -

И заживо, как небожитель,

Из чаши их бессмертье пил!

(Тютчев)

Обновлено 09.01.2012 02:21