Главная Великие республиканцы Парижский старшина Этьен Марсель. Между бунтом и умеренностью

Main Menu


Warning: Parameter 1 to modMainMenuHelper::buildXML() expected to be a reference, value given in /home/respub/public_html/libraries/joomla/cache/handler/callback.php on line 99

Ты не один!

Вход на сайт



Designed by:
Парижский старшина Этьен Марсель. Между бунтом и умеренностью PDF Печать E-mail
Автор: Iron   
05.10.2012 14:55

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сегодня мы говорим об Этьене Марселе, об одном из странных людей, новых людей, если можно говорить о людях нового времени.

Этьен Марсель. Думаю, что большинство не знает этого имени.

Н. БАСОВСКАЯ: И имеют полное право не знать его, потому что это фигура, всё-таки. Не такого глобально политического масштаба, как короли, которые были в то время главными, как какой-нибудь народный герой, где-то между. Но он очень важен для французской, европейской истории. Ибо Этьен Марсель, живших в 1302 или 1310 году, на 8 лет отличаются даты его рождения, потому что это был не самый знаменитый с рождения человек, по 1358 год. Боже мой! Это первая половина 14 века. Но этот человек был представителем буржуазии в то время, когда ни сама буржуазия и никто более не знали, что это буржуазия. В общем, это верхушка городского сословия.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Напомним, что первая половина, вернее, вторая четверть 14 века – это начало Столетней войны. Он попал.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Он родился, если в 1302 году, то в тот год, когда французский король Филипп IV Красивый впервые созвал Генеральный Штаты, а в этих Генеральных Штатах пройдёт вся жизнь нашего Этьена Марселя. А умер он в 1358 году, через два года после трагической битве при Пуатье в Столетней войне. Да, это жизнь, вложившаяся именно в события, которые вели к Столетней войне, и которые были связаны с её трагическим для Франции началом.

Его историческая жизнь, начинается звёздный час его в середине 14 века, ибо это 1357 год, следующий год после первого кровавого поражения Франции при Креси, страшное поражение. И в этом 1357 году Париж, чьим купеческим старшиной был Этьен Марсель, фактически восстал. Не объявляя, что это восстание, против наследника престола, беспомощного, в сущности, дофина Карла, а в будущем великого короля. Фактически Этьен Марсель хотел организовать в 14 веке, в первой половине, контролируемую монархию. За это его обожала и обожает либеральная французская историография.

И провёл он свою жизнь в истории между порывом к бунту, рядом происходили бунты, кровавые, крестьянские бунты, бунт родственника королевского дома Карла Злого Наваррского. Кровавые, страшные бунты. И той умеренностью, к которой призывал его природный ум и то происхождение, которое он сам не осознавал. Эта жизнь между была достаточно трагична.

Мелких деталей его биографии мы не знаем, потому что это человек не знатного происхождения, из т.н. третьего сословия. Первое сословие – это элита феодальная, наравне с ними рыцари, как низшая часть этого сословия. И духовенство – это тоже привилегированное сословие. Крестьяне – просто не сословие. Это пыль, прах под ногами, почва. Никто. А горожане – это сословие, но не имеющее никаких привилегий. На них основное бремя налогов, их не защищает закон, ими можно помыкать.

А они в это время накапливают и богатство, и силу. Поэтому мы даже не точно знаем, в каком году родился. О семье знаем. Старинная и влиятельная патрицианская семья.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А уже такие были, купеческие семьи.

Н. БАСОВСКАЯ: Разбогатевшие горожане захотели назвать себя как-нибудь отдельно от массы горожан-ремесленников, и появляется понятие – патрициат. Слово, как обычно в Западной Европе, берут из древне-римской истории. Этот нескончаемый кладезь премудростей, интеллектуальных ценностей, которые оставил Древний Рим.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но это кто? Это крупные купцы и главы цехов?

Н. БАСОВСКАЯ: Крупнейшие торговцы, лидеры цеховой организации, в Париже в это время живёт примерно 300 тысяч человек. Это очень большой для того времени город. Там 350 цеховых организаций, объединяющих около 6 тысяч членов. Патрицианские дома, т.е. верхушка купечества и верхушка цеха, но прежде всего, купечества, купцы были богаче, его родители торговали сукном. Патрицианские дома богаче аристократов. Началось. До капитализма, до буржуазной революции ещё много лет. До французской буржуазной революции 400 лет. Но до того, как буржуазия станет очень заметной, 200. А они уже богаче.

И в городе Париже сосредоточено всё основное, важное для страны этого времени – королевский двор, парламент, который во Франции не собрание представителей сословий, а высший суд, Верховный суд, как сказали бы сегодня. Университет, все основные центры культуры и там же, в Париже, короли созывают по своей воле, когда захотят, т.н. Генеральный штаты.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Собственно парламент.

Н. БАСОВСКАЯ: То, что в Англию и во всю европейскую историю вошло, как парламент.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А вот интересно, почему парижское купечество было таким богатым? Не на море же стоят. Это же торговля требовала тогда моря. Ну да, река Сена там.

Н. БАСОВСКАЯ: Они соседствовали с Фландрией. Это такая фактически независимая область на северо-востоке от границы собственно Франции, которая юридически считалась вассальной зависимости от французского короля. То признавал эту зависимость, то не признавал, и жил в страшном разладе этот граф со своими крупнейшими городами. Великая триада фландерская Ипр, Гент, Брюгге, три города, которые в это время, в 14 веке, стали центрами мировой торговли сукном. Они получали шерсть из Англии, они наладили выдающееся сукноделие, производство сукна, они торговали с англичанами, но непосредственное соседство с Францией тоже влияло.

Фландерское сукно попадало во Францию, а во Франции были свои замечательные международные ярмарки, в Шампани, например. И связь с побережьем северным тоже была доступна на восток, Ганзейским союзом. То есть, Северная Франция, а Париж относится к южной её части, это очень важный центр мировой торговли. Поэтому именно купцы там лидирующие люди.

Итак, отец его – торговец сукном. Сукно в этот период важнейший товар, на котором можно нажиться, кроме того ювелирные изделия очень приняты, а пряности могут проплывать через французские ярмарки. Но пока нет. Это будет чуть позже, примерно через столетие, когда отправятся великие открыватели тогдашней земли на завоевание шарика земного. Пока этого нет. В 1354 году Этьен Марсель, имеющий прекрасное патрицианское происхождение, избран. Подчёркиваю, эта должность была избранной. Избран Прево или купеческим старшиной Парижа.

Буквально Прево означает начальник. И всякие Прево во Франции были с начала 13 века, даже с 12-го, назначаемые королями, Филипп II Август поназначал многих начальников, которые действовали от имени короля, но вот эти Прево, они были в Париже и в Леоне, тоже величайшим, растущим, развивающимся центром в центре производства и торговли сукном. Эти начальники, хоть они и чиновники, но они избираемые, а потом должны взаимодействовать с королевской властью.

И сложилось так, что купеческий Прево в Париже автоматом становился мэром города.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это Вы как-то сильно – мэр.

Н. БАСОВСКАЯ: Так называют все французские исследователи, по крайней мере, в переводе на русский язык. Главой города. Купеческий старшина автоматом – глава города. Ему в 1354 году, когда он стал Прево, было или 44 года или 50 было. Во всяком случае, это мужчина ещё в очень неплохом возрасте и впереди – его короткая, но яркая, блистательная биография в истории.

Его историческая жизнь начинается примерно через год, в 1355 году. Когда он, как депутат и лидер, выступает на Генеральных штатах, созданных королём.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Напомним, что уже 10 лет война, битва при Креси проиграна в 1346 году.

Н. БАСОВСКАЯ: Десять лет после страшного поражения при Креси. Это позорное поражение, неожиданное для французского войска, которое считалось лучшим рыцарским войском в мире, это поражение потерпел первый король из династии Валуа – Филипп VI. Бездарный, видимо, трусоватый, видимо, поведший себя очень неумно при Креси, где рыцари французские атаковали по мокрому полю стоящих на возвышении английских лучников, и те прицельно били их, как живые мишени.

Итак, разгром. Филипп VI на несколько недель впал в транс после этого сражения, это известно, а затем бесславно закончил своё царство. И его в 1350 сменил, через 4 года после поражения, его сын Иоанн II по прозванию Добрый. Никакой добротой он не отличался. Прозвание Добрый – за красоту. За красоту не внешнюю, а красоту поведения. Народ может страдать от налогов, бесноваться, расстраиваться, но им нравится, когда их правитель умеет красиво себя вести, красиво говорить. Иоанн II Добрый объявил себя рыцарем на закате рыцарства.

Создал Орден Звезды, когда рыцарство уже совершенно как бы в основном не в моде. Говорил много о благородных чувствах и о том, что он непременно отомстит англичанам. Народу это нравилось. Но на это надо деньги. А деньги надо взять с народа.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну да, налоги, налоги.

Н. БАСОВСКАЯ: И вот этот второй Валуа созывает в Париже Генеральные штаты и требует, он пока уверен, что всё будет хорошо, санкционировали субсидии на войну с Англией, с английским королём, знаменитым Эдуардом III. Итак, это 1355 год. Остался всего год до Пуатье, до трагедии Франции. Он говорит: «Я отомщу!», а мы-то знаем, как историки, что это деньги, которые уйдут на полную трагедию Франции. Часы истории тикают, неумолимо приближают Пуатье.

На этом заседании Штатов Этьен Марсель, умный, энергичный и формальный и неформальный лидер. Он Прево. Он имеет право был лидером третьего сословия. Это не должность, но он активен. Современники отмечают, что он был не особенно речист, что он не был оратором. А на заседании Штатов это важно. Но он нашёл соратники – Роберто Лекокка, епископа города Лано, который очень симпатизировал ему и как бы от его имени стал наиболее яркие речи произносить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Против налогов, наверное?

Н. БАСОВСКАЯ: Нет, оригинальнее. Даём, говорит, налоги. Но при условии – создадим комиссию для контроля над их расходами.

А. ВЕНЕДИКТОВ: кто? Купцы говорят королю?

Н. БАСОВСКАЯ: да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Во время войны.

Н. БАСОВСКАЯ: Началось. До буржуазной революции 400 лет, а у них началось. Мы часто говорим, почему у Западной Европы другие традиции? Потому! Они прошли долгую, сложную дорогу, в том числе дорогу тренинга на борьбу за ограничение каких-то механизмов власти. Итак, деньги даём, но пожалуйста, создаём комиссию по контролю за расходованием средств.

Королю это не нравится, но очень нужны деньги. И избирается комиссия из девяти членов. Король Иоанн II утвердил. На этот раз он наверняка мыслил так. Сейчас разобью англичан, и всё это рассосётся, я эту комиссию забуду, как страшный сон. Программа, которую выдвигают Штаты во главе с Этьеном Марселем для деятельности этой комиссии, потрясающая. Эта программа. Мы можем сказать более современным языком, конституционных преобразований в стране.

Первое. Штаты отныне будут собираться регулярно, например, три раза в год, не по воле короля, когда хочу, тогда собираю. Это было их требование, и он всё подписал. Налоги распределяются более-менее равномерно между сословиями – знатью, духовенством и горожанами и создаётся что-то, вроде национальной милиции, вооружение горожан, ополчение. Это ополчение придёт к Иоанну II перед битвой при Пуатье, придёт, я в «Хрониках» это всё читала, сказать: «Давай поможем!»

Но рыцарь-король отправит их обратно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мужланы, мужики.

Н. БАСОВСКАЯ: И хронисты напишут: «Безумный поступок короля». Итак, намечен фактически путь реформ. Этьен Марсель…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Король согласен.

Н. БАСОВСКАЯ: Король вынужден согласиться. Депутаты разошлись с надеждами на обновление страны. Это был май 1356 года. Ох уж эти вечные надежды на обновление разных стран!

А. ВЕНЕДИКТОВ: На самом деле они взяли короля за горло. У короля нет денег. Король может только портить монету.

Н. БАСОВСКАЯ: Он начал это делать, и будет делать дофин.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Всё равно не хватает.

Н. БАСОВСКАЯ: Не хватает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И он идёт под шантажом – иначе не дадим денег.

Н. БАСОВСКАЯ: А куда идёт! 19 сентября 1356 года, года надежд на реформы, происходит сражение при Пуатье. Битва, в которой Эдуард Чёрный принц, сын Эдуарда III, наследник английского престола, придя из грабительского похода по Франции, погулял, пограбил, с огромным обозом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Читайте «Белый отряд» Конан Дойля.

Н. БАСОВСКАЯ: Остановлен войском Иоанна II Доброго, нашего знаменитого рыцаря. И происходит сражение, от которого Эдуард готов был отказаться, численное превосходство у французов. У французов полное войско, у него отряд. И тем не менее, происходит страшное поражение при Пуатье. Здесь важно заметить одну фигуру, которая станет во второй половине, во втором кусочке, но главном кусочке жизни Этьена Марселя, главной.

В этом сражении участвовали сыновья Иоанна II Доброго, рыцаря. Но когда стало ясно, что неизбежен страшный разгром, страшное поражение, что несмотря на все обстоятельства в пользу французов, они будут разбиты, рыцарь приказал своим сыновьям уйти с поля боя. И они ушли. Разумно, мудро ушёл тот, кого потом назовут Карлом V Мудрым, старший его сын, дофин Карл. Он-то и победит в конце-концов Этьена Марселя. Остался только младшенький, подросток, Филипп, который потом станет герцогом Бургундским и получит прозвание Филипп Храбрый.

Итак, трагедия! Во Франции большая, настоящая трагедия. Король взят в плен вместе с младшим сыном, взят в плен рыцарем Эдуардом Чёрным принцем, английским главнокомандующим. Взят по-рыцарски, едва сообщив, что он сдаётся, а Чёрный принц чёрную свою перчатку протянул и сказал: «Это мой пленник!», они пошли вместе пировать по-рыцарски в шатёр. А страна в трагедии. Войско или перебито, много убито французов, или разбежалось, отряды разбежались многие, оставив короля биться до конца и оказаться в плену. Короля нет, король в плену, он отправлен в Бордо, а Бордо в это время английский центр на юго-западе Франции.

Потом он будет и в Англии, а пока он отправлен в Бордо, пирует с Чёрным принцем. Страна опустошена Чёрным принцем до этого неоднократно. Были несколько поражений, в стране ужасно. И самое главное, ну, может, не самое главное, но очень важное. Рухнула вера в правильность этого устройства социального, которое было до сих пор. Те рыцари французские, которые возвращались с поля битвы при Пуатье, подвергались народному презрению и демонстративному ошельмованию. Этого нельзя было вообразить.

Горожане швыряли в них тухлые овощи, в рыцарей. Это крушение какой-то стабильности в стране. Швыряли тухлые овощи. Обзывали всячески, плевались, говорили, что они предатели. Была сочинена знаменитая анонимная жалобная песнь-поэма, где прямо анонимный автор, может быть, из горожан или из низшего духовенства, взывает в дофину: «Позови простых людей на поле битвы в следующий раз. Уж они-то не убегут, как рыцари, оставив своего короля!»

Это крушение. Король в плену. Народ глумится над рыцарями, а это крушение основ. А во главе страны старший сын короля – тот самый дофин Карл. Как известно, слабый здоровьем. Никогда не выходивший на турниры, после того, как мудро покинул поле боя по приказу короля. Он будет славен другим. Но много-много позже. Этьен Марсель начинает действовать в Париже самостоятельно, в духе тех решений, которые приняли Генеральный Штаты.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напомню, что дофину 18 лет.

Н. БАСОВСКАЯ: Он юноша, он не мальчик, но юноша.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Этьену Марселю 52 или 44.

Н. БАСОВСКАЯ: Конечно, эти силы не равны с точки зрения жизненного опыта, но социальный статус дофина – это очень высоко.

Этьен Марсель. Король в плену, дофин 18-летний начинает править Францией. Чем он там правит, непонятно, половина Франции захвачена англичанами.

Ужасная ситуация, трагическая для страны. И тут Этьен Марсель, который на заседаниях Генеральных Штатов до Пуатье проявил себя лидером, толковым человеком, в сущности встал на путь реформ, предложив королю условия ограничения власти, введения ополчения. Он начинает это всё делать, пользуясь беспомощностью дофина. Каждый делает своё. Дофин – название наследника во Франции. И пока Карл, ушедший с поля боя при Пуатье, называет себя только дофин Карл.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но король жив, хоть и в плену.

Н. БАСОВСКАЯ: Каждый делает своё. Дофин Карл требует денег. Дайте денег на выкуп короля. Всё логично. Такого рыцаря, как же его не выкупить! Но деньги нужны огромные. Этьен Марсель укрепляет Париж, обучает горожан военному делу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он же не военный.

Н. БАСОВСКАЯ: Абсолютно не умеет, но организовывает. Он один раз примет участие в военном предприятии и относительно удачное. Дело в том, что городское ополчение – это традиция городской жизни в средние века, и каждый человек в какой-то мере оружием должен был владеть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В обороне.

Н. БАСОВСКАЯ: В случае чего горожане организовываются, перекрывают цепями кварталы, занимают посты, каждый знает, где его пост. И вот он усиливает внимание к обороне Парижа, идёт обучение горожан военному делу, считается, что он собрал примерно 20 тыс. человек, готовых выступить с оружием. Это много. Для того времени это огромное войско. Мощное городское ополчение Парижа в основном из тех, кого потом назовут буржуазией.

Отреставрированы обветшавшие стены города, именно туда затрачены деньги. Проводятся серьёзные земляные работы, чтобы создать земляные укрепления в духе времени, и 10 октября 1356 года собираются вновь Генеральный Штаты, в этой отчаянной обстановке они гораздо более многочисленны, все бегут решать судьбу страны, около 800 депутатов. И все знают, что Этьен Марсель здесь самый авторитетный.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Он реальный лидер.

Н. БАСОВСКАЯ: Он реальный лидер и по должности хорошей, Прево Парижа, старшина купеческий, и по своему характеру. Дофин требует денег для выкупа короля, Штаты отказываются, говорят, что нет таких денег, мы тратим их на укрепление Парижа, на подготовку войны с англичанами, нашими страшными врагами. Или давайте, принимайте наши условия, г-н дофин, о которых мы уже говорили, дофин бежит в Германию к своему дядюшке императору Карлу IV. В надежде выпросить денег там. Но кроме сочувственных слов ничего не получает.

Искать деньги у германских императоров этого времени, это безнадёжно. Они сами всё время воюют со своими вассалами, вступая в конфликты с папами римскими, нуждаются в займах.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я нашёл цифры. Они портили активно монету, соответственно…

Н. БАСОВСКАЯ: Уменьшали в ней содержание драгоценных металлов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, 82% за один год потеряла монета.

Н. БАСОВСКАЯ: То есть, это уже железки.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И на эти железки не выкупить короля.

Н. БАСОВСКАЯ: И народ это знает, напряжённость растёт. И в этих условиях в марте 1357 года Штаты вынуждают дофина, вернувшегося из Германии ни с чем, подписать документ, который вошёл в историю с названием «Великий мартовский ордонанс 1357 года». Что такое этот ордонанс? Это вынужденный дофин, вынужденный обстоятельствами. Подписал то самое – контролируемую монархию.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, Великая Хартия вольностей?

Н. БАСОВСКАЯ: Своего рода. Не менее трёх раз в году они собираются, эти штаты, у них есть все функции контроля финансов и т.д. И подписывается это в обстановке, которую я назвала бы для Парижа почти восстанием. Париж готов к восстанию, купцы закрывают лавки из-за порчи монеты, демонстрируя дофину, что в этих условиях мы торговать не можем. Он признаёт в великом ордонансе, что будет действовать комиссия по контролю над властью. И уже не девять человек, а 28, 4 прилата, 12 рыцарей и 12 горожан. И горожане на равных, 12 – 12. Счёт уже на равных. Это не привилегированное сословие, которое только в конце 18 века наконец сокрушит феодальные привилегии элиты. Оно уже здесь хочет это сделать.

В течение одного года этот ордонанс считался действующим. Конечно, по-настоящему он очень мало что мог. Но что смогли Штаты, так это отказаться затратить огромные деньги на выкуп короля рыцарственного Иоанна II Доброго. Когда пришло подписанное им, королём, пленником, документы о его выкупе, о передаче англичанам огромной части Франции за его освобождение. Его персона ему была дороже всего. Вооружённый Париж до нельзя разгневанный, и Штаты во главе с Этьеном Марселем сказали категорически: «Нет! Этого мы не примем! Мы отвергаем эти требования».

А дофин фактически оказался пленником в Париже. Он сидит у себя во дворце, но он ничего на какое-то время сделать не может.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Напомню, 18-летний.

Н. БАСОВСКАЯ: Да нет, уже чуть старше.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, 19.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, 19, к 20 годам. Молодой человек, очень молодой. Практически бунт, условия короля отвергнуты, дофин вынужден это признать, но потом он уже войдёт в форму и дважды отвергнет два лондонских договора, когда из Англии король будет присылать предложения отдать огромные куски Франции англичанам. Он уже будет их отвергать без Этьена Марселя, сам.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но парижские старшины ищут контрвес, благородного человека из династии. Они же всё равно не республику собираются провозгласить.

Н. БАСОВСКАЯ: Он обязательно его поищет и найдёт, но до этого событие, в котором Этьен Марсель одновременно и революционер, и умеренный. Обстановка так накалилась в Париже, были и сторонники дофина, и сторонники Этьена Марселя. И тогда он предложил создать некое братство, религиозно-политическую организацию, т.е. братство Нотр-Дама. И они ввели форму – красно-голубой колпак. Это цвета в Париже – красный и голубой. Потом сложится знамя Франции. И они носят эти колпаки и требуют всё более радикально, чтобы дофин убрал дурных советников.

Предлагают несколько людей, особо им ненавистных, грабителей, коррупционеров, как мы сейчас скажем, немедленно убрать. Дофин возражает, не отстраняет их. И тогда толпа во главе с Этьеном Марселем врывается в Лувр к дофину Карлу и на глазах юноши убивают двух особо ненавистных им маршалов – маршала Шампани и маршала Нормандии. Жизнь самого дофина в опасности. И то ли он сам, по сообщению хронистов. Надевает этот колпак, чтобы сказать, что я с вами, то ли Этьен Марсель, что вполне допускаю, напяливает на него, скажу так простецки, потому что ситуация такая, этот колпак и говорит: «Он с нами».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это напоминает Французскую революцию через 440 лет.

Н. БАСОВСКАЯ: Больше чем через 400 лет злосчастный Людовик XVI поведёт себя так же на Марсовом поле. Будет показывать единство с народом, наденет революционный колпак и будет продвигаться к своей неизбежной погибели. А дофин уцелеет и станет знаменитым королём Карлом V.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Надо сказать, что маршалами были не обязательно руководители войск.

Н. БАСОВСКАЯ: Это не военачальники. Это совершенно другое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это знатные синьоры, им просто перерезают горло на глазах у дофина, толпа.

Н. БАСОВСКАЯ: И видимо, знатные коррупционеры, народ знал. Итак, Этьен Марсель спас жизнь дофину, но дофин вскоре бежал из Парижа. И 14 марта 1358 года объявил себя регентом. Он расширил сам себе полномочия. Он теперь уже не просто дофин, наследник живущего в плену короля, он регент. Он управляет страной.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тайно.

Н. БАСОВСКАЯ: И он становится опасным соперником Этьену Марселю. До этого казалось, беспомощный юноша, и этот могучий старшина, о его могучем железном характере пишут современники, хронисты.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Двадцать тысяч человек за спиной вооружённых.

Н. БАСОВСКАЯ: Говорят, что железная душа, и сам не трус.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А у этого три тысячи.

Н. БАСОВСКАЯ: Не сравнить. А потом будет тридцать и он окружит Париж. И Этьен Марсель начинает искать союзников, о чём Вы совершенно справедливо заметили.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Из благородных.

Н. БАСОВСКАЯ: Да разных! Он же и крестьянам послал два отряда. В это время во Франции случилось ещё одно бедствие. Беда одна не приходит, но и вдвоём ей тесно. Пленение короля, отсутствие войск, бунтующий Париж. В мае 1358 года вспыхивает знаменитый крестьянский бунт на севере Франции, в Пикардии, в Бовези, Жакерия. От слова «Жак-простак», так называли французских крестьян презрительно дворяне. Жакерия. Восстание Жаков. У них находится предводитель, некто Гильом Каль, и он, человек, как все хроники враждебно о нём говорят – человек умный, разумный, рассудительный. Он завёл свою канцелярию, свою печать, он тоже пытается править. Кто только этой Францией ни правит в это время!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Говорят, ветеран битвы при Пуатье.

Н. БАСОВСКАЯ: говорят, что солдат, участник сражений, поэтому опасный лидер. Он отправляет депутацию крестьянскую к Этьену Марселю с просьбой о помощи. С какими же девизами восстали крестьяне? Это ужас. У них не было ни программы относительной, как это было, например, в Англии, поделить имущество, ограничить налоги. Нет. У них был клич – перебить всех дворян до последнего. Это последствие того страшного разочарования в рыцарстве, которое они испытали после Пуатье, пленения короля и король-рыцарь из плена готов отдать половину Франции.

Они и в нём разочаровались. Хоть он и остался в истории с прозванием «Добрый», но он получил его раньше. И вот страшный девиз – истребить всех. И крестьяне потихонечку приступают к выполнению этой программы. Но не сразу выяснилось, что это просто истребительная деятельность. Гильом Каль цивилизованно прислал депутацию к Этьену Марселю с просьбой о помощи. Марсель выделил ему два небольших отряда. Первый – во главе с бакалейщиком Пьером Жюлем и золотых дел мастером Пьером де-Баром. Вот пошли эти бакалейщики, ювелиры, лидеры их, пошли в политику.

Второй отряд Жана Вийяна, главы корпорации монетчиков, очень богатый. Знатные люди. И они начали помогать крестьянам. И на первых шагах, в городке Мо произошли ужасные события. Сначала там восставшие победили, но мимо шёл рыцарский отряд, который возвращался из Крестового похода, уже Крестовые походы были не только на восток. И они сразу бросились и, как умелые рыцари, перебили этих крестьян. Расправа была такая жестокая над восставшим городом Мо, что Этьен Марсель пришёл в ужас и сказал, что помочь остановить дворянскую расправу – это более угодно богу, чем крестовый поход против Сарацин.

Он заметался между огнями. С одной стороны крестьянский бунт, приобретающий всё более ужасный масштаб. Этьен Марсель послал свои отряды, сказал: «Помогите, но не убивайте тех, кого победите». Да кто ж его послушает! В разгаре бунта-то такие призывы совершенно бесполезны. И все эти бакалейщики могут взывать сколько угодно. Их никто не послушает. И тогда он ищет ещё союзника, того, о котором Вы совершенно правильно сказали. Он ищет союзника в лице фигуры, по-моему, глубоко неприятной.

Да, это человек…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Редко Вы не любите.

Н. БАСОВСКАЯ: Редко. Вот его не могу. Он имел право на это. У него тяжёлая судьба. Это Карл Наваррский, король Наварры, крошечного государства на границе Пиренеев с Францией, человек прямой и близкий родственник правящего французского дома Валуа. Его тяжёлое детство связано с тем, что считается, что он бастард.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Незаконнорожденный.

Н. БАСОВСКАЯ: Да, что его мать была незаконнорожденной. А он сын позора. Ибо считалось, что король Людовик Х, это ещё Капетинги, король Людовик Х, его жена изменяла ему и родила эту девочку, Иоанну, мать Карла Злого, бог знает от кого, предположительно от незнатного человека. Такое предположение было только предположением, но конечно же Карл Злой вырос в этих ужасных ощущениях, что я был бы прямым продолжателем дома Капетингов…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А значит имел бы право на корону.

Н. БАСОВСКАЯ: На французскую корону! Что там наваррская корона рядом с французской! …если бы не опозорили мою мать. И он считал, что опозорили несправедливо. И никто не знает истинной правды. И на самом деле он, видимо, вырос злым. Народ в своих прозвищах бывает очень и очень точным. Он женился на дочери французского короля, великого пленника-рыцаря Иоанна II Доброго. Её тоже звали Иоанна.

И, будучи зятем короля французского, отчаянно с ним ссорился и торговался, требовал в приданное своей жены как можно больше французских земель, например, Нормандии. Боже мой! Где Нормандия и где Наварра! Нормандия – это самая северная провинция Франции. Наварра – самая южная провинция Франции. И этот человек требует земель Нормандии, потому что это выгодно, богато и дорого. И потому, что он таков.

Туманно говорят хроники, поторговавшись с королём за эти земли, упрекая, что не выполняются обещания, которые дал ему тесть – король Франции, чем-то оскорбил дофина Карла. Не говорят чем. И настолько была шумная эта история, что Иоанн II Добрый посадил Карла в тюрьму.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, папа дофина.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Тот конечно считал, что совершенно несправедливо. Подумаешь, поссорился с наследником. Да наверное. Он ему сказал: «Ты никакой не наследник. Настоящий наследник – я».

А. ВЕНЕДИКТОВ: А тот сказал ему, что он бастард.

Н. БАСОВСКАЯ: И попал в тюрьму. И не куда-нибудь, а в знаменитый Шато-Гайяр. Но сумел оттуда бежать. И вот во Франции, в её трагической ситуации, без войска, без короля, с бунтующей столицей Парижем, без денег, гуляет, если можно так образно по-русски выразиться, гуляет с оружием наваррский король Карл Злой. Вступил в переговоры с англичанами. Сказал, что он их потенциальный союзник и будет им помогать. Это удар в спину Франции.

Однако, в это время восстали те самые Жаки и стало очень страшно, что крестьянский бунт Францию превратит в пустыню. Тогда он сразу развернулся и пошёл подавлять крестьянский бунт. Здесь он забыл о противоречиях с домом Валуа, забыл, что он будет настаивать, что он Капетинг. А может быть, считал, что подавив крестьянский бунт, он заработает поддержку в королевской династии. И ему наконец дадут земли в Нормандии, или он их отымет силой.

Он проявил зверства при подавлении этого восстания. Именно зверства. Коварства и зверства. Гильома Каля заманил обманом на переговоры. Во время переговоров его схватили, скрутили, чудовищно пытали, короновали раскалённой короной. Вот ты будешь король Жаков! И потом зверская расправа с крестьянами.

И вот этот человек, одной рукой подавляя крестьянский бунт, другой готовит путь переговоров с Этьеном Марселем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наш герой в это время сидит в Париже.

Н. БАСОВСКАЯ: А нравится Этьену Марселю зверская натура Карла Злого или нет – это уже не так важно. Этьену Марселю всё хуже, потому что крестьянский бунт подавлен, лондонские договоры отвергнуты, Франция, кажется, остаётся Францией, и он идёт на контакты с Карлом Злым. И он впускает в Париж английских наёмников этого самого наваррского короля.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Этьен Марсель впускает?

Н. БАСОВСКАЯ: Да. И на этом Этьен Марсель очень много теряет в своей репутации.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Провозглашает Карла Злого парижским капитаном, главой гарнизона.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. И впускает наёмников. И хотя у него есть заслуги, у Этьена Марселя, перед парижанами, например, он возглавил лично в мае-июне, во время Жакерии 1358 года экспедицию парижан к городу Карбелю, захваченному регентом, чтобы перекрыть доставку хлеба в Париж. Парижу угрожает голод. И Этьен Марсель лично возглавляет крупный отряд парижан, чтобы отбить эту дорогу. Происходит отчаянный бой, в котором он, видимо, участвует. Парижане в этом бою отступают, но отбили и доставили в Париж немало продовольствия. Это в пользу.

Но его договорённости с Карлом Злым – это во вред. И вот кто он перед парижанами? Он авторитетный, умный, он готов проводить реформы, но кто это оценит? Верхушка, элита, относительно грамотные, перспективно мыслящие.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Триста человек.

Н. БАСОВСКАЯ: Вот Вы и подсчитали. И наверное, Вы правы. А не тысячи людей, у которых ухудшилась доставка хлеба, и которые, как ни странно, не очень-то жалея крестьян, которых утопили в крови, не довольны английскими наёмниками. Дело в том, что это закат средневековья. Именно в это время рождается национальное чувство. Во Франции раньше, чем в Англии, потому что она больше страдает. Это национальное чувство вырастает, как способ сопротивления английскому завоеванию. И вот наёмники Карла Злого и Карла Злого не любят. Прозвище «Злой» - обо всём сказано. Подрывает авторитет Этьена Марселя.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А Париж осаждён дофином.

Н. БАСОВСКАЯ: Дофин собрал силы, примерно 30-тысячное войско окружило Париж. Положение Марселя очень плохое. Часть горожан готово перебить этих наёмников. Марсель считает своим долгом вывести их из Парижа. Он думает, что он их спасёт. Он всё пытается поаккуратнее здесь, не убивайте всех, дайте я выведу этих наёмников. При этом парижане большую часть их перебивают, а авторитет Марселя погиб.

И против Этьена Марселя, конечно, составляется заговор.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Из близких ему людей.

Н. БАСОВСКАЯ: Из самых близких. Во главе заговора стал человек по имени Жан Мольяр. Источники говорят о том, что это была правая рука Этьена Марселя. Ну, убивать-то ловчее именно правой рукой. Это была правая рука Этьена Марселя. Это был тот, кто перед ним больше всего лакействовал, старался услужить и воспеть его доблести. Заговорщики застигли Этьена Марселя в одной из башен Парижа, когда 31 июля 1358 года он лично производил смену караула, следя, чтобы всё было в порядке.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это ворота.

Н. БАСОВСКАЯ: Да. Группа заговорщиков ворвалась в эту башню надвратную, во главе с самим Жаном Мольяром, предателем, теперь Этьен Марсель на их взгляд, мешает им договориться с регентом. И просто убили и Этьена Марселя, и нескольких его ближайших, оставшихся ему верными, интеллектуальных советников, таких как Тусак, это интеллектуалы-советники. Их всех убили без суда и следствия. И тела их сбросили в Сену.

Второго августа 1358 года регент Карл…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Через два дня после убийства.

Н. БАСОВСКАЯ: …вступает в Париж.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ему открыли ворота.

Н. БАСОВСКАЯ: То есть, на самом деле Этьен Марсель был реальной преградой на пути будущего Карла V в Париж. Королём он станет только в 1364 году.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, Наталия Ивановна, что интересно. Ведь и Карлу V стоит памятник в Париже и Этьену Марселю стоит. Вот это отношение к истории. Прямо у городской мэрии, я много раз видел, стоит конная статуя Этьена Марселя, и совсем недалеко Карлу V.

Н. БАСОВСКАЯ: И причём, уважительная, показывающая его именно как того сильного человека, по выражению одного из хронистов, с железной душой. Величайший историк 19 века французский Огюстен Тьерри, человек прекрасный по натуре и как профессионал, считал, что Этьен Марсель – один из великих творцов французского  конституционализма, традиции Конституции. Может быть, он преувеличил его заслуги, но, как говорится, материал таков, что было, что преувеличено.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но что интересно, что в Гийене стоит памятник Карлу Злому. Это отношение к разным героям.

Н. БАСОВСКАЯ: И это хорошее отношение.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наталия Ивановна Басовская в программе «Всё так».

Обновлено 05.10.2012 16:27
 

Не молчи!

Расскажи всем!

Опросы

Что Вам ближе по убеждениям и по жизни?